Трудовая слава

Кукморский район

18+
Рус Тат
2024 - Гаилә елы
Литературная страничка

Без вины виноватые (продолжение)

Глубокое чувство тревоги все равно не покидало Насиму. Стоило одной остаться дома как кровавое происшествие того дня безжалостно всплывало перед глазами во всех деталях: события до смерти Марии, как растекалась лужа крови - это невозможно так быстро забыть.

Начало от 12 января15 января3 февраля2 марта3 марта28 марта14 апреля12 мая4 июня6 июля, 2 августа

 

Но, и к этому можно со временем привыкнуть, главное - здоровье. Если реже смотреться в зеркало, можно и забыть на время. Но глубокое чувство тревоги все равно не покидало Насиму. Стоило одной остаться дома как кровавое происшествие того дня безжалостно всплывало перед глазами во всех деталях: события до смерти Марии, как растекалась лужа крови - это невозможно так быстро забыть. Кровь, везде кровь... Даже после многократной уборки все еще очущается тяжелый запах. Полы желтого цвета, но из-за запаха казались красными. У Насимы закружилась голова, кажется на мгновение она потеряла сознание.

Внезапно обернулась и почувствовала позади себя присутствие того негодяя с ножом в руке. На минуту показалось, как беспощадная рука вновь тянется к ее горлу. Насима вздрогнула, отскочила в сторону. Такие тревожные мысли посещали ее лишь тогда, когда она оставалась совсем одна. Рядом с детьми ее охватывало чувство беспокойства. Она боялась оставаться одна, запиралась на все замки. В окно смотрела с некой опаской. Казалось, что тот мерзавец может нагрянуть в любой момент. Сарбизямал и по другим признакам понимала, что дочь очень напугана. После очистки картофеля Насима убирала нож в нижнюю полку кухонного шкафа. Так делала и после нарезки хлеба. Нож не должен был лежать перед ее глазами. Топор прятала за печкой. Мать, наблюдавшая за всем этим, читала про себя молитву. После намаза просила здоровья и душевного спокойствия для дочери, избавления от страха. Поэтому все еще откладывала свое возвращение домой.

Она также чувствовала, что за месяц Насима вполне оправилась, даже румянец появился, и молока стало больше. Раньше после кормления Наиль обычно плакал, а сейчас, видимо, наедался. У ребенка улучшилось настроение, он резвился, бормотал что-то. Марсель любил играть с малышом. Гладил его маленькие ножки, держал за нежные ручки. Наилю тоже нравилось проводить время с братом. Он пинался, выражая свою безмерную радость. Такие теплые отношения детей исцеляли душу, помогали забыть тот ужасный случай. У Насимы улучшалось самочувствие, она начинала понимать, что именно дети являются источником ее исцеления. Значит, ей нужно больше времени проводить с детьми. Лишь они могут дарить ей душевное тепло и спокойствие. 

Постепенно она начинала брать на себя уборку дома. Однажды решила зайти в комнату свекрови, двери которой давно никто не открывал. Несмотря на это, на столе, шкафах, лампаде лежал слой пыли. Насима протерла их чистой влажной тряпкой. Полила герани, которые почти обсохли. А Сарбизямал, которая наблюдала за дочерью, сказала:

- Мне кажется эта комната теплее остальных, да и печь рядом. Если убрать некоторые вещи, можно сделать детскую для мальчиков. Как думаешь?

- Нет, мама, я пока ничего здесь трогать не буду. Не я ставила мебель, поэтому у меня нет никакого права ее переставлять. У свекрови есть свои родные, со временем они сами решат, что с этим делать.

В тот момент дверь открылась, и в дом зашел юноша. Когда туман от холодного воздуха рассеялся, они увидели, что из Арпаяза приехал внук Малик!

Сарбизямал воскликнула:

- Что случилось, внучек, все в порядке, явился ни сном, ни духом?

- Тебя так долго не было. Возвращайся. Я приехал за тобой.

- Неужели и по мне так скучают. Как же приятно, что внук за мной приехал.

- Ладно мы, там бригадир по тебе истосковался. Ждет не дождется отправить маму в лес. А она сказала, что не может со спокойной душой оставить детей одних, и что бабушка помогает сестре Насиме, которая осталась одна с двумя маленькими детьми на руках. Говорит, что не может просить тебя в такой ситуации вернуться домой.

- Вспомнили, если мужа нет, то это еще не значит, что она должна постоянно ездить на лесозаготовки. Пускай отправляют женщин, у которых есть мужья. Им, знаете ли, нужно проводить мужа на работу. А нам значит не нужно кормить-поить, отправлять детей в школу? До сих пор всю эту работу выполняла я одна. Пускай твоя мать тоже побудет немного дома с детьми.

- Бригадир говорит: если не поедет на лесозаготовку, то не разрешит летом пасти коров и овец. 

- Нашел чем пугать, вообще-то отец мальчиков погиб на войне. Вечно попрекают нас этой коровой. Держать корову - дело нелегкое, стараемся во благо детей: растущему организму нужны и молоко, и масло. Хотя, масло уходит в основном для уплаты налога. А они и молока жалеют. Ладно во время войны трудились во благо родины, а теперь ради чего мои дочери должны так корячиться? Пусть бригадир ответит на этот вопрос. Если не сможет ответить, пускай отправляет в лес свою жену.
 
Насима не могла невмешаться в разговор.

- Малик по нам соскучился, проходи, раздевайся. Поведаешься с племянниками. Они еще не видели брата из Арпаяза. А у них там целых три брата. Ты мама- богатая бабушка. У тебя одни внуки кругом. Вот увидишь, когда они вырастут, ты будешь жить в довольстве и достатке.

Сарбизямал немного остыла.

- Во всем виновата советская власть, с ее появлением люди то и дело норовят заклевать друг друга. В председатели, в бригадиры ставят непонятно кого. Откуда их только находят? Стоит заговорить о них, как меня всю трясет. Сынок, встань поближе к печке, погрей руки, они у тебя наверно ледяные. Эти слова адресовались не тебе.

А когда сели за стол, Сарбизямал первая заговорила о возвращении домой.

- Нурхаят тоже тяжело. Будет лучше, если я вернусь домой. Ты Насима, уже идешь на поправку. И соседи твои довольно хорошие люди. Не оставят в трудный момент. Что скажешь, если я на недельку съезжу в Арпаяз?

- Ну что я могу сказать. Ты же не можешь все время охранять меня. Как говорится, твоя жизнь там, а моя здесь. В самые трудные моменты ты была рядом, даст Всевышний дальше все будет хорошо. Заскучаешь, обязательно приезжай. Вместе, конечно, намного лучше. Мы уже привыкли к тебе. Соседи - семья Праски тэтэ всегда справляются самочувствием, если нужно принесут воды, расколют дров. Остальные тоже не остаются в стороне, стараются всячески помогать. Как- нибудь проживем и дальше.

После того как напоили, накормили коня Сарбизямал вместе с внуком отправились домой. Насима проводила их лишь взглядом из окна. Вдруг она встрепенулась и, невольно всплакнув, вытерла лицо платком. Она подумала о том, суждено ли ей когда-нибудь вновь увидеть родные края.

По воле судьбы Сарбизямал не смогла вновь приехать к дочери. Дней через семь-десять после возвращения захворала и слегла в постель. Болела сильно, температура не спадала. Временами даже теряла сознание. 

Стали ходить слухи, что из района в деревню приехал хороший врач. Оказывается, она избиралась в депутаты, поэтому решила встретиться с народом. На собрании один из жителей по имени Гильми Сахабы попросил ее, мол, раз уж приехали, может, поможете нашей односельчанке, осмотрите ее. Так как просьба прозвучала перед всеми, врачу все-таки пришлось наведаться к больной. У тебя грипп, сказала женщина. Только лекарств у меня с собой нет. Завтра отправлю через кого-нибудь. Врач сдержала слово, только пока везли лекарства, Сарбизямал уже умерла.

Учитывая обстоятельства, Насиме решили пока не сообщать. Об этом она узнала лишь дней через семь-десять. Малику вновь пришлось отправиться к тете. Только на этот раз бригадир колхоза отказался выделить коня. Пятнадцатилетнему юноше пришлось тащиться пешком.

Услышав горестную весть, Насима сильно плакала. Она осознавала, что потеряла главную опору в жизни. Значит, уехала умирать святая душа, рыдала она. Но жизнь продолжается, ей нужно жить ради детей. И надеяться теперь не на кого. Она прекрасно это понимала. Теперь уже вполне окрепла, и с каждым днем чувствовала себя увереннее. Сама доила корову. Когда начала кормить месивом с теплой водой, корова стала давать больше молока. И овцы так соскучились по своей хозяйке. Увидев ее, окружали со всех сторон и радостно блеяли. Состояние матери передалось и сыновьям, они тоже окрепли. Марсель начал ходить. За ним нужен был глаз да глаз. Был очень активным. Заползал куда не надо, только и норовил что-нибудь выдернуть. Поэтому Насима не могла нарадоваться приходу Малика. Надеялась, что, хотя бы недельку племянник поможет присмотреть за детьми. А юноша не соглашался, мол, пришел, чтобы оповестить и только. Тетя каждый день уговаривала его остаться еще на один день. Так прошла и неделя. Насима понимала, что неправильно так долго удерживать юнца. Дома могут обыскаться. Мать наверняка уже сильно волнуется. Жаль, нет телефонов. Правда в местной школе есть, только в Арпаязе все равно нет. Самая ближайшая деревня, куда можно было позвонить, это - Псяк.

Насима всегда верила в существование Всевышнего. А сегодня убедилась в этом еще раз. Вдруг из Малого Куюка приехала тетя Лябиба. На голове была  теплая шерстяная шаль, нежданно-негаданно пришла навестить, и принесла гостинцев. Это был ее первый визит после рождения Наиля. Поэтому по случаю рождения малыша привезла блины, губадию. А еще выложила на стол лесные орехи, грозди рябины, земляничное варенье. Весь дом наполнился их дивным ароматом.

Продолжение следует

Фоат ГАЛИМУЛЛИН

Фото: Юлдус Гимадиева/ «Трудовая слава»

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Добавить «Хезмэт даны» («Трудовая слава») в Яндекс.Новости

 

Подписывайтесь на Telegram-канал «Кукмор Татарстан»

 


Оставляйте реакции

1

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев

erid: 2Vtzqx5AmsU