Трудовая слава
  • Рус Тат
  • «Можно я буду называть Вас мамой?»: 7-летняя Зулейха наконец-то обрела любящую семью

    По словам девочки, мать часто поднимала на нее руку. У девочки между пальцев даже был след от ожога, который ей оставила мать сигаретой. Царапины и синяки на спине оказались отметинами от детской коляски, избивала девочку и шнуром от сотового телефона. Одним словом, ребенок успел настрадаться.

    В очередях к врачу, как правило, пытаешься отвлечься, наблюдая за окружающими, прислушиваясь к их разговорам. В один из таких дней мое внимание привлекла беседа трех женщин напротив меня.

    - И что же мне делать, ведь девочка просто куколка, такая хорошенькая, миленькая. Мне так ее жаль, очень хочется забрать к себе, - говорила одна молодая женщина.

    - Не сходи с ума. Ведь у вас у самих детей трое, куда тебе еще одного, - возразила ей другая довольно раздраженным тоном.

    Хоть лично мы с той молодой женщиной и не были знакомы, я ее узнала. Это была супруга именитого борца из нашего Большого Кукмора Рустама Газизуллина – Эльмира. Поняв, что речь идет о возможном удочерении ребенка, я решила включиться в их разговор:

    - С Рустамом не пропадете, если муж не станет возражать, обязательно воплотите свое благое намерение, раз оно у Вас появилось.
    Помню, как тогда Эльмира устремила на меня удивленный и одновременно благодарящий за поддержку взгляд.

    То было в феврале. И вот уже 5 месяцев маленькая Зулейха воспитывается в новой семье. Устроившись на свежем воздухе на ступеньках крыльца в просторном дворе Газизуллиных, я познакомилась с Эльмирой по-новому. За полчаса, что длился наш разговор, эмоции были всякие: на наших с Эльмирой глазах то выступали слезы, то они сменялись улыбкой на лице.

    Напомним, что в одном из номеров районной газеты за 2003 год у меня вышла статья, где речь шла о женщине, осужденной за зверское убийство своего ребенка. Эта особа задушила младенца, а потом, чтобы было наверняка, нанесла ему удары ножом несколько раз. И, прикрыв тело подушкой, оставила его в квартире. О содеянном женщина рассказала своей знакомой на Колхозном рынке. Была вызвана милиция. Сотрудники правоохранительных органов передали еле живого малыша в руки врачей, но, несмотря на все приложенные усилия, его жизнь оборвалась в реанимации. Зулейха оказалась второй дочерью той самой детоубийцы, сестрой убиенной ею Айгуль. Но этой девочке повезло, она попала в любящую семью.

    Поскольку в настоящее время в отношении той бессердечной особы ведется следствие, а сама она находится за решеткой, мы не можем указать ее настоящее имя. Поэтому в своем повествовании наречем ее Алиной.

    - Мы с Алиной двоюродные сестры и по материнской, и по отцовской линиям. Они обе выросли в Узбекистане, - начала свой рассказ Эльмира.

    – Затем переехали в Оренбург. Познакомились с братьями – уроженцами одной из деревень Кукморского района. Вышли за них замуж, там родились мы. Родители Алины переехали в родную деревню мужа, а мы перебрались в Лубяны. Нас в семье было шестеро детей. Когда отец узнал о намерении матери с ним развестись, отравился. Мама начала спиваться, вести аморальный образ жизни. Честно говоря, я даже не помню, чтобы она дома была. Мы отводили двух младших братьев в детский сад, а сами уходили в школу. После забирали их домой. Сейчас вспоминаю об этом и диву даюсь, как мы только выжили. С младшей сестрой и двумя братьями в 1998 году, когда училась в 9 классе, я попала в Кукморский приют. Старшие сестры к тому времени были уже замужем. В приюте меня научили шить, вязать, готовить и другим навыкам, пригодным в хозяйстве. Я очень благодарна своим воспитателям – ныне работающим в детских садах «Ромашка» и «Созвездие» Эльмире Фазлыевой и Лилие Галимовой.

    Наша мама жива, она проживает в Лубянах всё такой же жизнью. Вчера только одна из моих сестер ездила к маме проведать ее, но в дом попасть не смогла. Пришлось оставить гостинцы у соседей. Слава Богу, у всех нас шестерых в жизни все хорошо. У каждого свои семьи. Ни один из нас, как наша мама, не сбился с пути. Я долгие годы с ней не общалась, не могла простить ее за наше загубленное детство. Но, родив своих детей, смогла оттаять по отношению к ней.

    С Алиной мы никогда прежде не встречались. За убийство первенца ее приговорили к восьми годам лишения свободы. После освобождения из мест не столь отдаленных она устроилась на работу в организацию «Чистый город». После этого я как-то увидела ее на остановке. Заговорили, хоть Рустаму это и не нравилось, из жалости я стала приглашать ее к нам на помывку в баню. Стирала одежду ей и Зулейхе.

    Однажды Алина позвонила мне и сказала: «Зулейху хотят у меня забрать за то, что я ее избила и определить в приют. Лучше ты ее забери». Эта новость повергла нас в шок. «Ты с головой дружишь? Зачем на ребенка руку подняла?» - спросила я, но Алина лишь молчала в трубку. Ее все равно бы лишили родительских прав. Долго размышляла, но, так как сама выросла в приюте, не захотела этой же участи для ребенка, чтобы его увезли далеко от дома. Посоветовалась с Рустамом. Разумеется, если бы он запретил, я бы не стала ему перечить. Подействовал и Ваш совет, высказанный в больнице. Переждав субботу, воскресенье, в понедельник отправилась в отдел опеки и попечительства района. С Алиной же мы договорились, что она бросить пить, устроится на работу и восстановит свои родительские права. А до этого времени Зулейха будет жить с нами под нашей опекой. Но Алина не исправилась, даже начала угрожать нам из-за того, что мы препятствуем ее общению с ребенком. Но нам не хочется лишний раз травмировать детскую психику. Так как нам сказали, что общение с такой матерью девочке будет только вредить эмоционально. И лучше пока с ним повременить. В ходе следствия были установлены и другие противоправные действия, совершенные Алиной. И в апреле она была взята под стражу. Вкратце, до суда сказать сложно, но скорее всего Алина проведет за решеткой еще несколько лет своей жизни.

    В начале февраля Зулейху отправили в приют «Акчарлак» в Рыбно-Слободском районе. Мы с Рустамом, оформив все необходимые документы, поехали за ней 18 февраля. Всю дорогу я переживала о том, как все воспримет Зулейха, примет ли она нас. Мои тревоги оказались напрасными. Она очень обрадовалась, узнав, что уедет с нами. С февраля по июль мы считались ее опекунами, а уже с начала июля сменили этот статус на приемных родителей.

    Нельзя сказать, что Зулейха не вспоминает мать вовсе. Она любит мне помогать по кухне. Когда готовим выпечку, часто говорит, что ее мама так не умеет. Но психологи рекомендуют способствовать формированию у девочки положительного образа родной матери, пусть это и не соответствует действительности.

    Когда мы привезли Зулейху, которая за свою короткую жизнь уже трижды успела побывать в приюте, ей было шесть лет. 24 апреля отпраздновали ее день рождения – семилетие. «Мама, спасибо за праздник, за подарки, за гостей, мне еще никогда не отмечали дня рождения», - весь вечер вся в слезах благодарила она меня тогда. Хотя, в приюте ей все же раз устроили праздник по случаю дня рождения. Зулейха от меня ни на шаг не отходит. Старается взять меня за руку, ластится. Видно, что родная мать ей всего этого не давала. Как-то раз попросила у Рустама спросить у девочки, кто я для нее. Услышав вопрос, Зулейха подбежала ко мне и, глядя вопрошающе на меня, шепотом сказала: «Можно я буду называть Вас мамой?». Тогда мы обнялись с ней и расплакались. Оказалась, что наша родная дочка, Ралина, которая всего на год младше Зулейхи, запрещала ей называть меня мамой. Но они дружат между собой, и дома, и в детском саде всегда вместе играют. Наш 13-летний сын Раиль, 16-летняя дочка Резида тоже тепло относятся к Зулейхе. Мы уже успели полюбить ее как родную дочь. Что удивительно, наша родная дочь, Ралина, очень похожа на отца, а Зулейха вылетая я.

    По словам самой Зулейхи, Алина часто поднимала на нее руку. У девочки между пальцев даже был след от ожога, который ей оставила «мать» сигаретой. Царапины и синяки на спине оказались отметинами от детской коляски, избивала девочку и шнуром от сотового телефона. Одним словом, ребенок успел настрадаться.

    В Кукморе живет наша с Алиной родственница. Зулейха называет ее бабушкой. Как-то раз Зулейха сказала, что хочет с ней повидаться. Мы созвонились, и она пообещала с мужем проведать нас. Зулейха прождала их до половины десятого вечера, но они так и не сдержали своего обещания. Я понимаю, насколько Зулейха болезненно переносит такие удары судьбы, и ничуть не жалею, что мы взяли ее под свое крыло. Она очень любит животных. В нашем хозяйстве четверо телят, она гладит их из-за ограды и даже разговаривает с ними.

    Рустам всегда хотел, чтобы у нас было четверо детей. Бог услышал его. Дай Бог, чтобы мы и впредь всегда были одной большой и дружной с Зулейхой семьей.


    Нурзида Гаптельганиева, начальник отдела опеки и попечительства района:

    Зулейха за пять месяцев на глазах изменилась. Эльмира постоянно с ней занимается, учит читать. А до этого у нее было развитие четырехлетнего ребенка. К счастью, девочка наконец-то обрела любящий дом. Прежде она всегда искала эту ласку и заботу. Кто к ней проявит тепло, к тому и тянулась, обнимала, взбиралась на колени и ждала ласки. Когда отправляли ее в приют, не могли слез сдержать. Я вижу Зулейху во взрослой жизни артисткой, человеком сцены. Так как она очень артистичная девочка и умеет перевоплощаться в различные образы.

     

     

    Фото: Лилия Нургалиева/ «Трудовая слава». Зулейха сидит на коленях отца

    Подписывайтесь на Telegram-канал «Кукмор Татарстан»
     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: