Трудовая слава
  • Рус Тат
  • Времен связующая нить

    В Кукморском музее хранится копия родословного древа Ишмана, в котором отображены генеалогические связи этого рода за 300 лет. Спросите, чем же оно настолько ценно? Ведь именно это древо подтверждает принадлежность Чингиза Айтматова по материнской линии к роду Утямышевых. Если бы не директор Кукморского краеведческого музея Лябуда Давлетшина, возможно, сегодня мы...

    В Кукморском музее хранится копия родословного древа Ишмана, в котором отображены генеалогические связи этого рода за 300 лет. Спросите, чем же оно настолько ценно? Ведь именно это древо подтверждает принадлежность Чингиза Айтматова по материнской линии к роду Утямышевых.

    Если бы не директор Кукморского краеведческого музея Лябуда Давлетшина, возможно, сегодня мы бы и не знали, что Чингиз Айтматов своими корнями по материнской линии восходит к Кукморскому району. Ведь именно она во время историко-исследовательской экспедиции в Маскару случайно обнаружила это генеалогическое древо в школьном музее.

    - Еще когда работала в сфере торговли и с проверкой поехала в Маскару, я была поражена архитектурой тамошних зданий. Уже будучи директором музея, в 1997 году, когда во время экспедиции ходили из одной деревни в другую в поисках экспонатов для фонда музея, я про себя подумала, что в Маскаре обязательно должно быть что-нибудь интересное, - поделилась историей про то, как было найдено родословное древо Ишмана, директор краеведческого музея. - В Маскаре заглянули и в школьный музей. Он произвел на меня сильное впечатление. Ведь в нем представлено столько интересных, исторически значимых экспонатов!

    - Ничего для краеведческого музея выпрашивать не буду, познакомь со всеми экспонатами. У любого музейного работника в фонде обязательно есть нечто ценное, которым он дорожит больше всего. Покажи свою реликвию, - обратилась я к директору музея Радику Давлетшину. Радик, у которого даже глаза заблестели от удовольствия, вытащил из-за шкафа пожелтевший от времени сверток бумаги. Сперва он не произвел на меня должного впечатления. "Надо же, сколько на витрине замечательных экспонатов, а мне показывают выцветший рулон", - подумала я. Но как только его развернула, даже дара речи лишилась. Настолько ценный экспонат был у меня в руках. Хотя я и пообещала Радику ничего у него не выпрашивать, под залог собственного паспорта я упросила его отдать мне на неделю этот документ, чтобы сделать с него копию.

    В этом генеалогическом древе многие имена написаны арабскими буквами. Встречается также графика персидского и латинского языков. В углу написано "Родословное древо деревни Маскара. Копия сделана с генеалогического древа, которое хранилось у Ахметфадиха Мухамметхадиевича. 25 марта 1945 года, Габдельмазит Хузиахметович. Ведется примерно с 1700-го года, когда наши предки перебрались на эту землю".

    Однако копия с генеалогического древа Ишмана, в которой еще значилось 432 непереведенных и неизученных имени, некоторое время просто лежала в Кукморском краеведческом музее.

    С помощью заместителя директора по научной работе национальной библиотеки Республики Татарстан Ирека Хадиева, кандидата филологических наук, ведущего научного работника национальной библиотеки Татарстана Раифа Марданова, которые всякий раз как приезжали в Кукмор, непременно заходили в музей, а также Зиатдина Назмутдинова из деревни Пинигерь, Зиннура хазрата из Вахитово работа по прочтению родословного древа стала продвигаться. Постепенно клубок распутывался. После чего и начали изучать историю этого рода.

    В один день Лябуде Давлетшиной стало известно, что проживающая в Казани Фарида Кадырова хочет увидеть мечеть, которую в прошлом построили в Маскаре на средства ее бабушки. Эта женщина, которая является правнучкой Габдуллы бая из рода Утямышевых, помогла распознать много имен в генеалогическом древе. И в ее семье некогда хранилась копия генеалогического древа Ишмана, которая досталось ей в наследство от бабушки, но она передала ее в Казанский национально-культурный центр.

    - К тому времени уже был большой поток информации. Мы всю ее внимательно изучили, сверили и выяснили, что Чингиз Айтматов является потомком Ишмана в 16-ом колене, - рассказала Лябуда Давлетшина.

    Она успела передать одну копию этого генеалогического древа и самому Чингизу Айтматову. Удивительно, как она тогда сумела встретиться с приехавшим по случаю 100-летия Мусы Джалиля в Казань писателем, у которого была расписана каждая минута времени.

    - Чингиз Айтматов остановился в гостинице "Мираж". Выйдя из лифта, мы направились к его номеру, около которого нас уже ждал сам писатель, - вспомнила ту встречу Лябуда Давлетшина. - В номере я развернула перед ним родословное древо Ишмана. Айтматов поинтересовался, а к какой ветви этого древа отношусь я. Когда ответила, что, к сожалению, не принадлежу его роду, он обнял меня и сказал: "Как бы то ни было, теперь Вы стали родным мне человеком". Мы разговаривали с Чингизом Айтматовым за маленьким столом в непринужденной обстановке. За беседой он попросил меня показать в родословном древе ветвь его деда Хамзы. Я, несмотря на стесненность во времени, постаралась сделать свой рассказ подробным.

    На международной конференции по случаю 80-летия Чингиза Айтматова, которая прошла в столице Киргизии Бишкеке, Лябуда Давлетшина выступила с информацией о родословном древе Ишмана. Она встретилась с родными Айтматова Розой ханум и Ильгизом эфенди, их детьми, ознакомила их с родословным древом, рассказала им о малой родине их бабушки.

    - Хотя за десятки лет была проделана большая работа по изучению родословного древа Ишмана, добавлено к нему много имен, все еще остаются неисследованные "белые пятна". Есть еще непереведенные имена, неизученные родственные связи. Генеалогическое древо Ишмана может рассказать еще много интересного, - говорит Лябуда Давлетшина.

    Лилия НУРГАЛИЕВА, Фаиль ЗАЙНУЛЛИН (фото)

    Реклама
    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: