Трудовая слава
  • Рус Тат
  • Есть ли будущее у Люгдона?

    В нашем районе до сих пор есть деревни, где нет ни газа, ни воды, ни нормальных дорог. В их числе и удмуртская деревня Люгдон. Если вам случится поехать в эту деревню, которая отдалена от Кукмора на 24 километра, имейте в виду, что вас встретят как почетных гостей. Ведь в этой...

    В нашем районе до сих пор есть деревни, где нет ни газа, ни воды, ни нормальных дорог. В их числе и удмуртская деревня Люгдон.

    Если вам случится поехать в эту деревню, которая отдалена от Кукмора на 24 километра, имейте в виду, что вас встретят как почетных гостей. Ведь в этой деревне, в которой проживает всего лишь 8 человек, чужие бывают крайне редко. Название деревни переводится с удмуртского как "рассвет".

    Аромат полыни

    До Люгдона я добралась ближе к вечеру. В этот день шел проливной дождь. Но мне не довелось промокнуть, ведь меня до деревни на легковом автомобиле довезла глава Нижнерусского сельского поселения Гульсина Гарифуллина со своим супругом Хакимуллой. По правде говоря, не имея собственного транспорта, будет сложно доехать до Люгдона и уехать оттуда. А вот пробудившаяся после живительного дождя дивная природа этого края заслуживает того, чтобы быть воспетой в песнях! От леса доносился дивный аромат, в котором были смешаны свежий хвойный и цветочный запахи. В этой цветочно-древесной композиции мое обоняние уловило еще и какой-то незнакомый аромат, который я, было, приняла за запах мяты. Но неужели здесь мяту выращивают в таком большом количестве, что весь воздух пропитался ее свежестью!? Мои размышления прервал Хакимулла абый.

    - Это полынью пахнет, - сказал он. - Запах растущей в лесу полыни ни с чем не спутаешь.

    Деревенскую тишину нарушали лишь пение птиц да гул собирающих мед пчел. Под ногами ковер из шелковистой травы. По сторонам высокая стена из дремучего леса. Но было в этой волшебной красоте и нечто пугающее. Думаю, не у каждого хватило бы смелости жить в этом огороженном от цивилизации стеной дремучего леса островке. Мое разыгравшееся воображение так и рисовало мне таинственных существ, скрывающихся от посторонних глаз в самой его чаще и подстерегающих незадачливых путников, которые сбились с дороги….

    Деревня Люгдон обращает на себя внимание не только своим пейзажем, но и сельским укладом жизни. Проживающие здесь удмурты свободно общаются на татарском языке. Несмотря на свою малочисленность местные жители продолжают строить новые дома, ремонтировать старые. Они содержат в большом количестве коз, гусей, цыплят.

    Хотя, как оказалось, в этой деревне меня ожидало еще много интересных открытий.

    Оторванные от цивилизации

    Как уже говорила, в деревне Люгдон проживает лишь 8 человек. Самому молодому из них, Виталию Егорову, 53 года, а 87-летняя Валентина Васильева является старейшей жительницей села. Население неработающее, местные жители живут на одну пенсию. В деревне нет ни магазина, ни церкви, ни клуба. Зато установили таксофон, в двух домах - проводной телефон. У каждого есть сотовый. Первыми, с кем мы пообщались, стали Ивановы.

    - У нас уже давно не было гостей. Ладно еще почту доставляют, приезжают на машинах торговцы продовольствием и товарами повседневного спроса. Ведь личный транспорт есть только у одного жителя нашей деревни. Нынче у Люгдона юбилей, ему исполнилось 85 лет, так что вы с визитом угадали, - начал беседу глава семьи Михаил абый.

    По его словам, некогда деревня Люгдон была в числе передовых. С учетом того, что на единственной улице располагались 22 подворья, были начальная школа, пожарная станция, кузница, зерноток, магазин, клуб, библиотека, две запруды, множество родников, легко в это поверить.

    - Когда окончил начальную школу, продолжил обучение в школе соседней деревни, до которой 7 километров ходил пешком. Затем работал в колхозе комбайнером. Было время, когда хотел переехать куда-нибудь, но отец не захотел уезжать из Люгдона. Так и остались жить в оторванном от цивилизации островке дикой природы. Теперь бессмысленно жалеть о принятом когда-то решении, - рассказывает Михаил абый.

    Дома отапливают дровами, воду можно брать из двух колодцев. Но люгдонцы предпочитают родниковую воду. Вместе с Михаилом абыем мы также сходили к роднику в лесу, до которого нужно идти вглубь пол километра, и испили его студеной воды.

    Главное богатство - грибы

    82-летняя ветеран тыла и труда Екатерина Мурзина в наш приезд возилась в строящейся хозяйственной постройке.

    - Зря раньше не приезжали, вот в свое время в деревне было на что посмотреть. На зернотоку, который был возле самого моего огорода, кипела работа, колхоз держал загоны, полные скота. Испокон веков нашим главным богатством были грибы. И сейчас в нашем лесу можно часто встретить грибников и ягодников, - рассказала она.

    Реклама

    Екатерина апа вырастила двух дочерей. Одна из них сегодня живет в Омске, а другая, Лена, в скором времени собирается выйти на пенсию и переехать в Люгдон. Новую хозяйственную постройку взялся строить живущий в Сибири внук Екатерины апы нефтяник Славик. И он планирует перебраться в Люгдон.

    К нашему разговору присоединилась Варвара Бакина, которая до замужества жила в деревне Старая Уча.

    - Колхоз Люгдона перестал существовать после того, как его объединили с колхозом деревни Старая Уча. Прежде зарабатывали себе на жизнь работой на зернотоку. Раньше жизнь посреди леса меня не пугала, а теперь начала побаиваться. Вот бы пережить скорей эту зиму. Даже болеть страшно, ведь машина "Скорой помощи" сюда не доедет…

    Первый парень на селе

    Виталий Егоров - единственный из жителей, кто еще не успел выйти на пенсию. Нужно ли позвонить на межгород или еще с какими другими просьбами, односельчане обращаются к нему. Ведь он единственный, у кого на селе есть машина, трактор, корова. Виталий Егоров сегодня живет вместе с сестрой Людмилой в родительском доме. Недавно приступили к строительству по соседству нового дома.

    - В нашей семье пятеро детей: четыре девочки и один мальчик. Остальные братья переехали в Удмуртию, в Йошкар-Олу, - рассказывает Виталий Егоров. - Я повидал мир во время службы в армии, которую я проходил в Хабаровске. Затем работал в колхозе трактористом-механизатором. Но в одно время перестали выплачивать зарплату. Сельчане в поисках работы начали уезжать на сторону. Меня выручило пчеловодство и сейчас зарабатываю себе на жизнь пчелами. У меня более 50 ульев.

    Егоровы - потомственные пасечники. Отец Виталия Аркадий в свое время держал 100 ульев. В то время в этом лесу была также большая пасека, которая принадлежала колхозу "Интернационал". Местные жители и сейчас с ностальгией вспоминают те времена, когда председатель хозяйства Рауиль Рахматуллин выдавал в счет заработной платы мед.

    - Моему автомобилю "Нива" уже пять лет. Без него никак: годы идут, здоровье пошаливает, а до больницы ни на чем другом не доберешься. А трактору уже 15 лет. Да, какой бы трудной ни была жизнь, из Люгдона уезжать не собираемся. Я привык к его зеленым улицам, чистому, не загазованному воздуху и спокойному, размеренному течению жизни, - сказал Виталий Егоров.

    Личный врач сельчан

    Уроженец деревни Люгдон Валерий Васильев сегодня живет в Кукморе. Он долгие годы работал педиатром в ЦРБ, а сейчас трудится в одном частном врачебном кабинете.

    - Вот это наша семейная реликвия. Свидетельство о сдаче нашим дедом Романом экзамена по агротехнике и фотография, - сказал он. - Дед Роман - основатель деревни. Когда-то у 22 семей из деревни Верхняя Шунь были земельные участки возле лесного массива. Чтобы обрабатывать эти земли, они последовали сюда за моим дедом и осели здесь. Так и возникла деревня Люгдон. Что касается колхоза, то жителям он предоставлял в распоряжение по две лошади. При необходимости они могли забрать их из загонов в любое время. Одним словом, в деревне были созданы все условия для жизни. В клубе, который располагался в здании школы, даже фильмы показывали.

    То, что люди последовали за Романом Васильевым, не удивляет. Ведь он участник Первой мировой и гражданской войны, был командиром батальона, всеми уважаемым в деревне Нижняя Шунь учителем. Когда кому-нибудь нездоровилось, за помощью тоже обращались к нему. А его сын Анатолий работал директором начальной школы в Люгдоне.

    - Мой отец, Анатолий, наказал мне не бросать отчий дом на произвол судьбы. Его не стало три года назад. Он скончался в 87 лет. Чтобы выполнить его завещание, начал ремонтировать наш дом в Люгдоне. Уже заменил крышу. Приезжаю в деревню трижды в неделю. Со временем планирую перебраться сюда насовсем. Летом в Люгдоне здорово, а вот зимой проблема с бездорожьем. Поэтому пришлось нам с Виталием Егоровым самим решать вопрос с расчисткой улиц от снега, - говорит Валерий Васильев. - Удивительно, ведь еще во времена Никиты Хрущева Люгдон процветал. Местный лесник следил за тем, чтобы в лесу не было ни единого сухого дерева, а теперь там непролазный бурьян. Не стало и запруды, многих родников, которыми славилось наше село. Быть может, после нашего поколения здесь и жить никто уже не будет, - сказал он.

    ***

    Быть может, такие как нефтяник Славик или же те, кто уехал из села по молодости, начнут возвращаться в Люгдон и не дадут ему исчезнуть с лица земли. Как говорится, это уже покажет время…

    Гульназ ГАЛИМЗЯНОВА, фото автора

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: