Трудовая слава
  • Рус Тат
  • Бог дал, да враг забрал

    30 октября отмечается День памяти жертв политических репрессий. Я хочу рассказать о семье Якимовых из деревни Старая Юмья. Данная статья написана на основе материала Ирины Кабановой - корреспондента одной из газет, издаваемых в Хакассии. А ей историю своей семьи рассказала Елизавета Михайловна Якимова. Начну с фотографии. Она была сделана в...

    30 октября отмечается День памяти жертв политических репрессий. Я хочу рассказать о семье Якимовых из деревни Старая Юмья. Данная статья написана на основе материала Ирины Кабановой - корреспондента одной из газет, издаваемых в Хакассии. А ей историю своей семьи рассказала Елизавета Михайловна Якимова. Начну с фотографии. Она была сделана в 1936 году в поселке Вельмо-2 Северо-Енисейского района, что в Красноярском крае. Слева сидит глава семьи Якимов Михаил 1902 года рождения. На коленях отца устроилась трехлетняя Лиза. Справа - Якимова Устинья, на руках у мамы самый младший член семьи - дочь Верочка. Между родителями и сестренками стоят Семен и Андрейка.

    До 1929 года они жили в Старой Юмье. Здесь родились их трое сыновей: Семен, Петр, Андрей. Молодой отец давал детям евангельские имена, потому что верил в Бога. Он принадлежал к церкви евангельских христиан, в деревне называли молоканом. Молокане - одна из разновидностей "духовного христианства". Они называли свою веру "чистым молоком духовным". Они не пьют, не курят, не сквернословят, отрицают православную церковную иерархию, монашество, иконы, мощи святых. Библию рассматривают как единственный источник веры. Михаил окончил в деревне 4-классное земское училище. В 1928 году окончил в Санкт-Петербурге библейские курсы. Кроме родного удмуртского он хорошо знал татарский и русский языки. Построил добротный дом для семьи, держал хозяйство, был мастером на все руки. У него была мечта - перевести Библию на удмуртский язык. После окончания курсов начал над этим работать. Но большевикам, провозгласившим атеизм, это было не нужно.

    В начале 1929 года Михаилу было предписано в течение двух часов собрать семью и покинуть родные места. Новый дом, хорошо ухоженная скотина были конфискованы как кулацкое добро. В раскулаченном доме долгое время располагался молокозавод. Михаила с женой и тремя малыми детьми на телеге увезли в Казань. Потом по железной дороге вместе с многими другими отправили в Красноярск. Дальше - в Енисейск. Везли в скотских вагонах с долгими остановками в пути: тесно, грязно, холодно и голодно. Доехали не все. Люди умирали семьями. Болели все. У Якимовых умер Петя. Шестилетний Семен, грудной Андрейка выжили. Семью не разлучили. В Енисейске всех погрузили на баржу, долго везли по реке. Когда ссыльных высадили на берег, баржа ушла. Люди остались один на один с тайгой. Это было в августе, уже довольно холодно. Но в реке было полным-полно рыбы - загребали мешком, в тайге красно от ягоды. Начали осваиваться. Сначала рыли землянки. Потом строили дома. Михаил и здесь пользовался уважением, так как был хорошим плотником, добрым человеком, охотно помогал нуждающимся. Так образовался поселок Вельмо-2. Этот труднодоступный район с суровым климатом был богат золотом и лесами. Страна добывала эти богатства руками ссыльных. А ссыльные были рады и тому, что дальше сослать некуда.

    В 1933 году у Михаила с Устиньей родилась дочь Елизавета, а в 1936 году - Вера. Семен и Андрей уже были помощниками в семье. Родители работали, возможно, мечтали, что когда-нибудь смогут вернуться домой. Михаил потихоньку работал над переводом. В то относительно спокойное время и был сделан этот снимок.

    А через год с небольшим, в феврале 1938-го года, Михаила снова арестовали. Пришли неожиданно, ночью. Пока не начали обыск, он по-удмуртски шепнул жене: "Выбрось ящик в снег". Это о тетрадях с записями перевода Библии. Другого "компромата" за собой он не видел. Его и еще 14 человек увезли в Красноярск. Больше семья его не видела. Только много позднее, когда стали доступными архивы НКВД, Семен Михайлович Якимов, участник войны, сумел найти "дело" отца. Ссылали Михаила Якимова как кулака, приговорили к расстрелу как участника контрреволюционной группы, якобы существовавшей в Красноярске. А в протоколе допроса Семен прочитал, как несколько раз его отцу предлагали отказаться от Бога, обещали сохранить жизнь. А он ответил: "Нет". За это и был расстрелян 7 мая 1938 года. Ему было всего 36 лет.

    Елизавета почти не помнит своего отца, но хорошо помнит рассказы матери о нем. Помнит, как тяжело жили с клеймом "врага народа", как смогли с помощью старшего брата - фронтовика Семена - выехать в Хакассию. Помнит слова мамы: "Очень хорошего мужа и отца детям дал мне Бог, да враг забрал". Лиза говорит, что мать была неграмотная, тяжелая ей досталась доля. Но она не жаловалась, а просто жила, растила детей. И веру в сердце хранила. Теперь-то время другое: спокойно можно верить, только не многие хотят. У Елизаветы Михайловны остались единственная фотография, справка о реабилитации, кое-какие записи-конспекты. Еще осталась вера в Бога и понимание того, что отец погиб не напрасно.

    Хочется добавить, что мечта Михаила Якимова сбылась. Теперь удмурты могут прочитать слово Божье на родном языке. Человека, который перевел Библию на удмуртский язык, тоже зовут Михаилом. Это протодиакон Свято-Успенского храма Ижевска, доктор филологических наук Михаил Гаврилович Атаманов.

    Почему я решил написать об этом. В деревне Старая Юмья и Кукморе живут родственники семьи Якимовых. Пусть молодежь, прочитав эту статью, призадумается над нашей историей, поймет, какое испытание пережили люди старшего поколения. Будем помнить и сделаем все, чтобы подобное больше не повторилось.

    Василий Рамазанов, учитель истории, заведующий школьным музеем Ош.Юмьинской средней школы

    Реклама
    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: